Рыба-лягушка

28.04.2020

Инспектор Миша прислал фото очень странной рыбы, которая до сих пор документально не была отмечена в заливе Анива. Это рыба-лягушка, мягонькая, голый или большебрюхий круглопер, а по-нашему, по-научному - Aptocyclus ventricosus (Pallas, 1769). В списке рыб залива Анива (Dyldin et al., 2019) он стоит под номером 138 со звездочкой, что означает высокую вероятность его встречи в заливе. И действительно, до этого писали о его поимке и в Татарском проливе, и на юго-восточном побережье Сахалина, и на севере о. Хоккайдо (Линдберг, 1959; Линдберг, Красюкова, 1987; Ueno, 1971; Amaoka et al., 2011; Tohkairin et al., 2015; Solomatov, Orlov, 2018). Получается, с моей помощью в заливе уже отмечено не менее 8 новых видов, горжусь и благодарен неравнодушным землякам.

В отличие от экзотических пришельцев с юга, этот вид представляет широко-бореальную тихоокеанскую ихтиофауну. Больше всего его обитает в Беринговом море. Кожа напоминает бульдожью, вся в мягких складках и похожа на велюр. Рыба способна заглатывать воду, значительно увеличиваясь в размерах. Раздувшись, напоминает мяч с хвостиком. Благодаря специальной замыкающей мышце вода не выходит из рыбы, даже если на нее нажать. Она сама выпускает воду и принимает обычный облик.

 Для этой рыбы известен любопытный таксономический казус (Линдберг, Красюкова, 1987). Хабс и Шульц (Hubbs, Schultz, 1934) провели сравнительно-морфологический анализ родов Elephantichthys и Aptocyclus. Позднее японский ихтиолог Кобаяси (Kobayashi, 1962) доказал, что рыбы рода Elephantichthys – самцы, а Aptocyclus – молодь и самки одного и того же рода. Таким образом, морфологическая характеристика, данная Хаббсом и Шульцем, оказалась подробным описанием рода Aptocyclus с выявлением резко выраженного полового диморфизма.

Для самцов характерна очень толстая, морщинистая кожа, хорошо окостеневший скелет тела и головы и большая присоска (больше 20% длины тела без хвостового плавника С). У самок тонкая и гладкая кожа, слабо окостеневший скелет, что обусловливает дряблость их тела и не обеспечивает сохранности их формы. Брюшная присоска у самок небольшая (меньше 20%). Таким образом, самцов и самок принимали не только за отдельные виды, но и роды.

На это повелся и Таранец, но он все же поместил их в один род Aptocyclus. В своем определителе он привел  второй вид как A. copeianus (Hubbs et Schultz) и описал его признаки: «Расстояние от диска до ануса меньше 1/5 длины тела без С (против больше 1/5). Антеанальное расстояние 59-65% длины тела (против 68-79%). Задняя ноздря в виде коротенькой трубочки (у нормального A. ventricosus (а точнее, у самцов) в виде приподнятой поры)» (Таранец, 1937).

Эврибатная рыба, достигающая длины 40 см и обитающая в широком диапазоне глубин – от поверхностных вод до глубины 1700 м. Зимой подходит к прибрежному мелководью. Нерест с февраля по май на глубине 5-10 м в зоне каменистых россыпей и зарослей водорослей. Икрой заполняются щели и углубления под камнями. Самки после нереста погибают. После оплодотворения икры у кладок остаются самцы, берущие на себя дальнейшую заботу о потомстве. Личинки после выклева некоторое время малоподвижны, прикрепляются к камням. С ростом переходят к пелагическому образу жизни. Пищу рыбы-лягушки составляют преимущественно донные беспозвоночные, черви (Новиков и др., 2002).

Во многих районах своего обитания рыба-лягушка является обычным или многочисленным видом (Федоров, Парин, 1998; Шейко, Федоров, 2000; Черешнев и др., 2001; Федоров и др., 2003), играя заметную роль в ихтиоценах (Ильинский, Радченко, 1992). Рыбе-лягушке принадлежит немаловажное значение в трофических цепях, поскольку она служит пищей сивучам, морским котикам, тюленям и другим морским млекопитающим (Виноградов, 1950; Hart, 1973; Kato, 1978, 1982). Встречается она также изредка и в желудках некоторых хищных рыб материкового склона, например, черного палтуса Reinhardtius hippoglossoides matsuurae и угольной рыбы Anoplopoma fimbria (Yang, Livingston, 1988; Орлов, 1997). И хотя мясо рыбы-лягушки съедобно, оно не отличается высокими вкусовыми качествами и в прошлом использовалось в пищу только коренным населением Командорских о-вов и на корм собакам (Гребницкий, 1897). Несмотря на свою многочисленность, хозяйственного значения данный вид не имеет и отечественным промыслом не используется, попадая в тралы в виде прилова при добыче донных рыб (Федоров, Парин, 1998; Черешнев и др., 2001; Новиков и др., 2002; Федоров и др., 2003). В Японии же рыба-лягушка имеет некоторую коммерческую ценность (Орлов, Токранов, 2008).

Интересно описывает размножение рыбы-лягушки Алексей Михайлович Токранов (О «бесчешуйном звере» и других обитателей камчатских вод», 2002):

«Самка откладывают икру между прибрежными камнями с зарослями водорослей и после завершения нереста либо погибает, либо покидает нерестилище. Самец же остается охранять отложенную икру. Своей присоской он прикрепляется к камню рядом с кладкой икры и в течение нескольких недель отгоняет от нее других рыб или птиц, желающих полакомиться развивающейся икрой. Во время больших отливов кладки икры вместе с самцами нередко обсыхают. Чтобы развивающиеся икринки не погибли, самцы периодически поливают их водой, которую запасают в себе. Время от времени вода выбрасывается изо рта в виде тонкой струйки, при этом издается довольно характерный звук, напоминающий резкий хлопок. Будучи потревоженными, самцы бьют хвостом, устрашающе раскрывают рот и вращают глазами. Инстинкт заботы о потомстве у них настолько силен, что не раз находили самцов, у которых птицы выклевывали глаза, но они продолжали сидеть около кладки икры, крепко прикрепившись к камням присоской».

Рыба-лягушка названа первой среди перспективных для океанариумов представителей бореально-арктической ихтиофауны (Орлов и др., 2015). А в апреле 2017 года в Приморском Океанариуме впервые в искусственных условиях получена икра и выращены мальки этой удивительной рыбы. А вот фотографии из этого эксперимента.

Меню

Минуточку ...