Сусуя живая и мертвая. Эпизод 15

14.09.2020

Я решил провести это воскресенье активно, и не прогадал. Пошел один, в коротких сапогах, что оказалось неудобно. Не терпелось разобрать по горячим следам «катастрофическую» публикацию П. Н. Пасюкова «Сусуя в опасности», тем более на днях в СКТУ мне сообщили, что они «возбудились». Вот видеосюжет на эту тему. Чуть ли не на следующий день с проверкой на очистные приезжал мэр С. А. Надсадин, но он посмотрел только территорию и, видимо, был удовлетворен, так как практически выразил то же самое, что и при двух предыдущих посещениях.

Я еще раз внимательно перечитал все эти материалы и увидел, что нигде ни слова не говорится о полях фильтрации, хотя они явно есть, их не может не быть.  

Особенно хорошо их видно на снимке Google Earth, примерно на территории 2 х 1 км. То есть, 200 га земли когда-то приготовлены специально для применения этого примитивного метода биологической очистки стоков.

Используется метод естественной биологической очистки. Взвешенные и коллоbдные вещества, содержащие в сточной воде, задерживаются в почве и с помощью кислорода и и микроорганизмов почвы преобразуются в минеральные соединения. Поля фильтрации устраивают на песчаных, супесчаных и суглинистых почвах с хорошими фильтрационными свойствами. Они состоят из участков (карт), огражденных валами высотой 0,8 – 1 м. В нашем случае можно насчитать до 60 узких карт.

Вот как это должно работать по теории. Сточные воды, очищенные от механических примесей, жира, яиц гельминтов и пр., подаются в карту слоем 20-30 см (зимой намораживаются до 75 см) по открытым каналам через водовыпуски и просачиваются через почву. Вода по дренам поступает в коллектор и сбрасывается в реку. Потом поверхность карты перепахивают и снова заполняют.

Разумеется, я никакой не специалист по водоочистке, могу грубо ошибаться, но я видел на тех местах, где должны быть эти самые карты, сплошные поля болотных трав (тростниковых, осоковых, хвощевых, это еще надо бы уточнить у ботаников). В моем понимании, поля фильтрации использовались на каком-то начальной этапе их устройства, а потом, когда началась реконструкция ОСК и их можно было использовать как запасной вариант очистки, их просто забросили. Они превратились в обыкновенное болото.

Но вернемся к моему маленькому походу. Я шел по Железнодорожной и мог бы пойти просто по руслу ручья Пригородного, густо заросшего борщевиком. Но оттуда раздавался яростный лай боевых овчарок ФСИН, видимо, как раз у них были учебные занятия, и я бы им пригодился в качестве учебной жертвы. Путь на очистные был закрыт шлагбаумом.

Я прошел немного дальше и за какой-то производственной базой повернул на травяное болото. Оно сразу и бесповоротно поглотило меня с головой, и скоро я врюхался в болотную воду выше сапога. Пометался по полю туда-сюда, пока не наткнулся на вполне приличную тропу, которая привела меня на линию ЛЭП.

Пошел по ней к югу и скоро уткнулся в то, что зимой используется в качестве снежного полигона. Да, под слоем мусора лед здесь не успевает полностью растаять до следующей зимы. Припасливый народ собирает здесь в кучки то, что может пригодиться в хозяйстве. Здесь же, в придорожных канавах, я обнаружил речку Чувашку, неказистую, но с какими-то рыбками.

Прямо над головой поднимаются в небо самолеты. А чуть дальше на картах растут чудесные рогозы. Кстати, о картах. Здесь был не сильно заросший участок почвы, я попробовал определить ее механический состав мокрым способом. Шнур получается сплошной, но кольцо распадается при свертывании - это средний суглинок.

Вероятно, здешние почвы не позволяют работать полям фильтрации как положено, слишком много надо вкладывать труда – канавы, валы, перепахивание, водовыпуски, дренаж. Конечно, проще спустить стоки самотеком в Сусую через Пригородный и Еланьку. Никто же особо до сих пор не придирался.

Напоследок, при выходе с Железнодорожной на Ленина проходил рядом с первым советским аэропортом. Надо бы реконструировать и сохранить здание как памятник нашей истории, это тоже входит в понятие ревитализации.

Меню

Минуточку ...