Король рыб. Тысячелетний ход лосося

25.12.2020

Офис Амурского отделения WWF (отдельное спасибо Ольге Чеблуковой-Квитко) прислал мне книгу Дэвида Р. Монтгомери «Король рыб. Тысячелетний ход лосося». Эта книга в красивой синей обложке оказалась прекрасным чтивом долгими зимними вечерами, и перевод Виктории Чилкоут оказался очень хорошим. Сначала я думал, что это будет похоже на уже выдержавшую два русских издания книгу Джима Лихатовича «Лосось без рек» - очередное предупреждение коллегам с другой стороны океана, по недоразумению  пока сохранившим свои популяции диких лососей, не повторять ошибки американской цивилизации.

Но к исходу первой главы стало ясно, что в резюме перед содержанием написано все верно. Книга действительно «живо повествует» и автор «обладает уникальным видением», и не зря книгу используют в качестве учебного пособия в виртуальном курсе «Лосось, люди и местоположение» в Университете Аляски.

А я лично испытываю симпатию к Д. Монтгомери, так как имел честь изучать его (в соавторстве с Джоном Баффингтоном) классификацию горных рек. В доказательство приведу несколько слайдов из презентации, которую я демонстрировал студентам СахГУ, когда читал им спецкурс о лососях.

Буду добавлять комментарии день за днем по мере неспешного чтения.

Отрывки из предисловия автора к русскоязычному изданию:

«Потери последних десятилетий оказались настолько существенными, что угрожают исчезновением местной популяции косаток, официального символа штата Вашингтон»…

«В этом заключается урок для Аляски и российского Дальнего Востока, последних оплотов лосося на нашей планете: возродить запасы рыбы гораздо сложнее, чем не дать им иссякнуть»…

«Зрелище лососевого изобилия создает иллюзию жизнестойкости этого вида, легкодоступного природного богатства, данного человеку в свободное пользование»…

«Общество не может иметь все разом, неотвратимо приходится идти на уступки и безудержное развитие регионов и урбанизация не допускают сосуществования лососей и людей»…

«Внимание будет обращено на Россию, где будущее лососей еще остается неначертанным. Станет ли оно еще одной версией старой истории…или окажется новой главой, написанной с прицелом на будущее? Решать предстоит не мне, но я надеюсь, что перевод моей книги поможет на сей раз изменить ход истории».

Еще из предисловия:

«Как ни парадоксально это звучит, со стремительным ростом знаний о лососе, его удивительном жизненном цикле и среде обитания негативное воздействие человека на эту рыбу и ареал ее обитания усугублялось значительно быстрее. Сейчас мы знаем о природе лосося больше, нежели о том, как его спасти»...

«Лосось и цивилизация могут сосуществовать, если мы этого захотим»...

Это были уже знакомые по книге Лихатовича причитания и призывы.

Глава 1. История, пятый краеугольный камень

А вот здесь начался непосредственно взгляд автора, он своим старомодно-подробным стилем не торопясь показывает давно известные большинству биологов стороны лососеведения с точки зрения геоморфолога.

«Геологов учат распознавать свидетельства изменений, происходящих настолько медленно, что их невозможно наблюдать в течение одной жизни. Приходя к пониманию сил природы, начертавших реки и поднявших горы на Тихоокеанском Северо-Западе, через историю меняющегося ландшафта я увидел эволюцию лосося и его нынешнее, граничащее с исчезновением состояние».

«Лосось загнан в ловушку роста численности населения, экономического развития, деградации окружающей среды и общественно-государственной политики»…

«Сегодня, когда тревога за состояние запасов дикого лосося разгорается все ярче, политики продолжают препятствовать восполнению самых основных потребностей этих рыб, а рыбоводные заводы остаются фундаментом мер по устойчивому воспроизводству многих лососевых популяций»…

«Крах лососевых популяций является частью глобального кризиса, потому что характер его развития может предопределить экологическое будущее многих других регионов и экосистем. Что можно говорить о долгосрочной перспективе находящихся под угрозой исчезновения  видов во всем мире, если один из самых процветающих регионов одной из богатейших стран мира не способен справиться с упадком своего по-настоящему культового вида?».

«Факторы, влияющие на падение численности лосося, обычно преподносят в виде четырех краеугольных камней: вылов, гидроэлектроэнергия (плотины), среда обитания и рыбоводные заводы. Часто упускают пятый: история».

Гл. 2. Лососевая страна

Здесь автор дает совсем нелишнее описание нереста и основных зависимостей, описание видового разнообразия лососей. Отличие от нашей – горбуша нерестится прямо в эстуариях (?). Жизненные циклы, стреинг – ключ к широкому географическому ареалу.  

«Великолепную чавычу сложно оценить по достоинству, не испытав ее магию на себе».

И вот здесь автор в экспедиции – сплаве на каноэ по одной из последних нетронутых рек штата Вашингтон. Цель - изучение процессов образования спасительных для лососей омутов при помощи громадных стволов первозданных деревьев. Самые глубокие ямы образуются в местах падения в реку гигантских деревьев, которые скапливают на себе большой массив переносимых течением растительных обломков. Со временем эта куча уплотняется в статичный залом, который отклоняет поток, образуя глубокие омуты в речном дне.

«Глубокие омуты и боковые русла с замедленным течением – ключевые элементы качественной лососевой среды обитания. большие деревья сыграли определяющую роль в процессах образования и подержания речных экосистем».

Гл. 3. Лососевые горы

Здесь тоже очень интересный личный опыт автора. Описаны экспедиции к залежам окаменелых рыб возрастом миллион лет. Одна из загадок лососевой палеонтологии: где и как выживали эти рыбы во время повторяющихся оледенений. Есть две версии 1) лососи могли выжить в свободных ото льда более южных реках, а потом опять расселиться; 2) уровень моря во время пика оледенений находился ниже сегодняшних показателей, возможно, лососи просто спускались в нижние участки ледниковых рек.

Дальше идет речь о новых технологиях генетического анализа. Атлантические и тихоокеанские лососи начали отдаляться друг от друга около 20 миллионов лет назад. Остывание полярных морей обеспечило преграду, которая предотвратила смешение стад из двух океанов.

На этой стр. 31 размещен рисунок Рэя Тролла с древом семейства лососевых.

«Почему существует так много видов тихоокеанского лосося и только один вид атлантического? Самая древняя окаменелость лосося Eosalmo driftwoodensis, найдена в Великобритании и датируется примерно 40 миллионами лет. И палеонтологическая летопись, и генетический анализ независимо подтверждают, что расхождение видов у тихоокеанских лососей произошло задолго до цикличного наступления и отступления ледников. Это конец ледниковой теории в эволюции лососей».

«А что, если за основу объяснения эволюции лососей взять анадромность? Глобальное похолодание в период между 40 и 20 миллионами лет назад привело к снижению первичной продукции в ручьях умеренной климатической зоны и к ее повышению в морской среде благодаря подъему глубинных морских вод к поверхности. Это мудрая лососевая адаптация. Океаны обеспечивают растущих лососей более насыщенной кормовой базой, чем ручьи, в которых они родились»...

«Удобряя родную среду обитания, анадромные лососи обеспечивают свое потомство органическим наследством».

«Лосось удобряет не только свою реку, но и большие деревья, которые способствуют созданию лососевой среды обитания, когда падают в воду».

«Эволюционно тихоокеанские лососи получили развитие в разных типах водотоков, где имели возможность воспользоваться разными экологическими нишами горных водосборных бассейнов, а не посредством физической изоляции локальных популяций».

Автор убежден, что разгадка лососевой эволюции лежит в поразительно расхожих сценариях формирования ландшафтов востока и запада Северной Америки (топографической эволюции Северной Америки). Восток – очень древний (200 млн. лет), запад (всего 20-6 млн.). Рельефные преобразования территорий разнообразили условия лососевой среды обитания.

«Нерест в своих родных ручьях приводил к увеличению степени репродуктивной изоляции лососевых стад. И вуаля! Мы получаем одну из фундаментальных предпосылок к образованию нового вида – репродуктивную изоляцию».

«Самого крупного лосося, саблезубого (Oncorhynchus rastrosus) сегодня не существует (до 3 м длины и веса 160 кг), не смог пережить перехода к ледниковому периоду»...

«Том Куинн, выдающийся специалист в области лососевой экологии, проанализировал исследования коэффициентов выживаемости лососей на каждой жизненной стадии и заключил, что при отсутствии рыболовного прессинга или ограниченности объема доступной среды обитания, на каждую отнерестившуюся в природной среде пару в реку возвращаются в среднем от 4 до 6 потомков. Т. е. возврат превышает необходимый для популяции коэффициент замещения поколения. Если рыбу оставить нетронутой, популяции будут расти, пока конкуренция за место и пищевые ресурсы не ограничит их численность»...

«Отступающие ледники в Нацпарке «Глейшер-Бей» на Аляске – место действия текущего эксперимента по скорости заселения новых ручьев лососем. Лососи начали заходить в новые ручьи, как только поток достаточно стабилизировался для развития в нем водорослей, а затем и беспозвоночных»...

«Почему повторное внесение этих рыб в среду, в которой они были ранее истреблены, не приводит к образованию жизнеспособных стад? Надо обеспечить основные биологические потребности – гальку для нереста, чтобы икра не вымывалась из бугра, чтобы были укрытия от хищников для мальков, где вода не отравлена загрязняющими веществами и хватает кислорода для развития эмбрионов»...

«Стреинг (блуждание) является встроенным в популяции механизмом устойчивости к катастрофическим явлениям природы. …если только нарушения и бедствия не слишком повсеместны и не происходят слишком часто».

Гл. 4. Лососевые люди

Как и ожидалось, не обошлось без описания лососевого промысла и этнической культуры коренного американского населения – индейцев.

Неожиданно, при разборе метода оценки колебаний численности лососей в доисторический период по содержанию изотопа азота (15N), всплыла современная проблема ее связи с климатическими колебаниями. Кстати, изменения динамики численности лососей на Аляске асинхронны таковым на Северо-Западе и Калифорнии. Это объяснено  апвеллингом богатых питательными веществами глубинных вод. А вот явления Эль Ниньо и Ла Нинья не названы.

Так же как у нас на Дальнем Востоке «…в аборигенных сообществах анадромные рыбные ресурсы были самым интенсивно управляемым и экологически регулируемым пищевым ресурсом»… «Коренные народы сохраняли общественный уклад, основанный на устойчивом рыболовстве и сравнимый по исторической продолжительности с сельским хозяйством на берегах рек Тигр и Евфрат на Среднем Востоке».

Гл. 5. Лосось в Старом Свете

Гл. 6. Лосось в Новом Свете

Эти главы были мне интересны тем, что разбираются причины деградации популяций атлантического лосося. Раньше мне такие подробные рассказы не попадались, да и не интересовали сильно. Но после того, как начал общаться с руководством ассоциации «Русский лосось» из Мурманске, эта тема стала жгуче интересна.  

Но все довольно типично как триста лет назад в Европе, так и сто в Северо-Восточной Америке: переловы, строительство плотин, загрязнения и другие нарушения нерестилищ и местообитаний. Результат один – упадок до полного исчезновения самых процветающих популяций.

Гл. 7. Лососевая лихорадка на Западе

Все то же самое, теперь в штатах Калифорния, Орегон, Вашингтон.

И вдобавок, на  территории Аляски долгое время  господствовала …политика общедоступности ресурса…

Интересны такие тонкие наблюдения:

«В дополнение к прямому воздействию… перелов оказывает и косвенное воздействие, способное влиять на жизнеустойчивость стад. Рыболовная селективность, направленная на вылов самых крупных особей, снижает со временем размер рыбы у всей популяции. Так как мелкая рыба откладывает икру в неглубоких гнездах, у лососей, приспособленных откладывать икру чуть ниже уровня паводкового размыва дна, уменьшение размеров туловища ведет к проявлению фундаментальной уязвимости. Участки рек, где галька более крупная, станут непригодными для нереста, потому что потомки сегодняшней, более мелкой рыбы будут подвержены размыву во время инкубации икры».

И еще об особенностях управления рыбным промыслом (кажется, и у нас так):

«Так устроена вся система, что если рыба возвращается в меньшем количестве, чем ожидалось, то лососевый лов все равно продолжается в запланированном режиме, но когда возврат превышает ожидания, добыча увеличивается… постоянное давление на популяции приводит общую численность к постепенному уменьшению и в долгосрочной перспективе подходы могут только снижаться».

Гл. 8. Лучше натурального

Разговор о рыбоводстве всегда болезненный и небезопасный. Конечно, у нас оно отличается от того, что критикуется американскими авторами, основано на других видах. Но некоторые особо ярые его сторонники агрессивны и нападают на моих бывших партнеров, которые через меня зашли на Сахалин в начале 2000-х с вежливыми рекомендациями не совершать чужих ошибок, обратить внимание на гораздо более малозатратный по сравнению с рыбоводным подход – сохранять естественное воспроизводство и среду обитания диких лососей.

У них надолго восторжествовал взгляд, что стабильные выпуски молоди из рыбоводных предприятий могут стать заменой сохранению лососевой среды обитания.

Рыбоводные заводы используются в целях поддержания интенсивного промышленного рыболовства, а не для того, чтобы восстановить самодостаточные нерестовые стада.

Произошел сдвиг к зависимости от рыбоводных заводов вместо решения проблем нарушения условий среды и перелова.

Постепенно пришло понимание, что к искусственному воспроизводству должно прибегать как к вспомогательному средству, а не как к замене воспроизводства стад в природной среде.

Но «Убеждения об опасности чрезмерного упования человека на рыбоводство остаются столь же актуальны сегодня, как и полвека назад. В большинстве регионов рыбоводные заводы остаются так же бешено популярны».

В конце этой главы сказано немало слов о парадоксе садкового разведения лосося. Парадокс заключается в том, что огромные количества выращиваемого в садках лосося с одной стороны снимают промысловый пресс с дикого лосося, но с другой – привносят высокий уровень заболеваний и скрещивания с ушедшими с ферм особями.

Последняя угроза является реальной, Норвегия даже создала банк лососевой спермы (!). Беспокоит производство геномодифицированного лосося, так называемого рыбы-Франкенштейн, который растет в четыре раза быстрее.

Гл. 9. Электроэнергия народу

Здесь описано воздействие строительства большого количества плотин в целях энергетики, мелиорации и навигации. Интересно мнение автора по поводу плотин.

«Что бы ни думали мы об экологическом ущербе плотин реки Колумбия, они помогли выиграть Вторую мировую войну, битвы которой велись столько же на фабриках, сколько и на полях сражений. По мере превращения европейских городов в руины неповрежденные фабрики в США увеличивали масштабы производства до таких объемов, что к концу войны логистическое преимущество союзнических сил в разы превосходило неприятельское. Ни в одной другой сфере это преимущество не достигало таких размеров, как в авиационной промышленности, которая помогла уничтожить военные производственные мощности врага. Управление Бонневильской ГЭМ (УБГЭС) сыграло в этом решающую роль, так же как и в превращении США из аграрной страны в мировую супердержаву. В 1939 году УБГЭС подписало договор о поставке дешевой электроэнергии Американской алюминиевой компании, которая снабжала сырьем судоверфи и авиазаводы.

Еще на один момент в проблеме эксплуатации плотин часто обращает внимание автор. Огромные реки Колумбия и Снейк сейчас представляют собой ряд водохранилищ, которые лососи вынуждены пересекать как вверх по течению, так и вниз (покатная миграция смолтов). А энергетики накапливают в водохранилищах объем воды, чтобы сбрасывать ее в периоды высокой потребности в электроэнергии. Получается, тем ската молоди меняется, и смолты приходят в эстуарии с опозданием, не говоря уж о том, что 70-90% процентов их просто перемалывают турбины.

И еще – как я понял, рыбники согласовали строительство очередной плотины потому, что она затапливала пороги Силайло, на которых у индейцев издавна был традиционный промысел, и значит, древний промысел исчезал и рыбы сохранялось больше (!).

Времена меняются, и вот «губернатор Орегона Джон Китцхабер ошеломил политический истеблишмент своего штата, встав на сторону защиты лосося призывом к сносу четырех плотин на реке Снейк». Но спустя 20 лет вопрос все еще обсуждается. Договоренность достигнута по поводу сноса четырех плотин на р. Кламат, что откроет для лососей более 700 км верхнего течения. Назначено на 2022 г., посмотрим…

Гл. 10. Реки перемен

«Реки – динамичные природные системы. В зависимости от того, что попадает в их воды, они могут служить и канализационным отводом, и животворящей артерией».  

«Мало кто представляет себе масштабы исторических изменений рек Тихоокеанского Северо-Запада».

«Для тех, кто привык считать современные реки с редко встречающимися древесными обломками за норму, количество древесины в доисторических реках почти невообразимо».

«Каждый год здесь образуются новые рукава, а старые перекрываются; прорезаются новые протоки, а старые преграждаются скоплением плавучей древесины; заболоченные рукава реки становятся главным руслом, а последнее приобретает характеристики первых; крупные заторы обравзуются одном паводком, только чтобы сдвинуться под напором другого, происходит постоянные процесс формирования островов и отмелей».

«Извлечение топляка, заломов и береговой растительности, которые создавали проблемы для судоходства и мешали экономическому развитию, привело к уничтожению некоторых самых продуктивных участков лососевой среды обитания на земле».

С 1880 по 1956 гг. действовали сотни лесосплавных плотин. Тот факт, что даже после применения лесосплавных плотин, в реках остался лосось, свидетельствует о жизнестойкости этих рыб перед лицом обширных нарушений среды.

«Признание совокупной роли многочисленных мелких плотин в упадке популяций атлантического лосося послужило (ошибочным) обоснованием к устранению естественных заломов в реках Северо-Запада».

Затронуты и другие проблемы изменения лососевой среды: осушение и застройка низменностей, строительство береговых дамб для защиты от наводнений, конкуренция строительства и лососей за гальку и песок и т. д.

Тем не менее остаются относительно благополучными стада кеты, горбуши и нерки в районе залива Пьюджет-Саунд. «Восстановление кижуча и чавычи возможно только тогда, когда мы позволим рекам стать такими, какими они были во время поддержания крупных по численности популяций лососей…Наилучшим способом возвращения рекам некоторых естественных характеристик было бы дать им немного пространства для блуждания, то есть для того, чтобы быть… рекой».

Я все ждал, что автор хотя бы раз упомянет Орегонский лососевый план, который вдохновлял нас в годы работы с Wild Salmon Center, но как я понял, в штате Вашингтон такого плана нет.

Гл. 11. Шестой краеугольный камень

Автор «зациклил» повествование, завершив книгу тем же, чем начал, образом краеугольных камней – причин падения численности лососей. Напомним, это были: вылов, плотины, среда обитания, рыбоводные заводы и история. Было интересно дочитать до конца, продираясь сквозь резюмирующие повторы и философские длинноты, чтобы узнать, что же принято за 6-й камень?

«Мы не можем продолжать действовать так, как действовали всегда, иначе мы рискуем потерять лососей. Выбор за нами, а будущее неотвратимо. Нам выбирать шестой краеугольный камень в лососевой истории. Что это будет, спесь или смирение?».

Меню

Минуточку ...